troki: (FliegeHase)
[personal profile] troki
Замечательная история, страшная и смешная одновременно...
Оригинал взят у [livejournal.com profile] gilliland в post
Что такое в моей стране власть, культура, элита и ритуалы, я понимаю. Я понимание своё могу проиллюстрировать рассказам своей бабушки.

Бабушка моя очень любила искусство романса. Сама пела довольно профессионально. На окружающих это производило сильное впечатление. У меня есть фотогграфия, на которой бабушка моя, в форме и с гитарой поёт сидящим вокруг неё офицерам. Видно, что офицеры впечатлены. Особенно удачен был, как мне рассказывали очень многие, дуэт моей бабушки и лучшей бабушкиной подруги Шуры. Я эту подругу называл бабой Шурой. Прекрасно её помню, очень вкусно пекла пирожки с вареньем.

Ну, бабой Шурой она была не всегда и не для всех. Так то её звали Александра Романовна Гридасова. Саша Гридасова стала в 1943 году, в 28 лет, начальником Маглага - Магаданского лагеря Управления Северо-Восточных Исправительно-Трудовых Лагерей. Ей тоже форма была очень к лицу, как и бабушке моей.

И вот история маленькая. Новый год на Калыме. Наступает 1947 год, год восстановления, денежной реформы и новых горизонтов. В Магадане, который уже почти город, в Дворце Культуры праздничный концерт. В зале - золото погон, твёрдые и тугие воротники мундиров, блестящие проборы, на дамах - меха, американские вечерние платья и японские ювелирные украшения. Люстра из хрусталя. Красный бархат. Кресла в зале - из императорского Токийского театра. Восторг полнейший. Напротив сцены - ложа. В ложе на двадцать мест сидят самые-самые. Сидит там генерал Никишов Иван Фёдорович, бывший волгодский крестьянин, бывший фельдфебель лейб-гвардии Семёновского полка, теперь - генерал и начальник треста Дальстрой, четыре ордена Ленина, Герой Соцтруда. Сидит рядом с ним жена его, Александра Романовна Гридасова, бывший токарь с незаконченным средним образованием, теперь, как я говорил, начальник Маглага, орден Трудового Красного Знамени, медаль "За победу над Японией". Бабушка моя там тоже сидит, тоже красивая и молодая, бывшая ночной истопник, теперь майор государственной безопасности, две Красных Звезды, медаль "За отвагу", испанские награды не носила.. Дед там мой сидит, в ложе, Георгий Александрович. Настроение у всех прекрасное. На улице - приличный магаднаский минус.

Торжественная часть закончилась. Люди в перерыве выпили шампанского и прочего. Закусили. Начинается концерт. Выходят два конферансье. Мыжчина и женщина. Понятно, что москвичи, понятно, что зэки. На мужчине - смокинг, на даме- манто из чернобурой лисы. В руках у дамы-конферансье огромный букет роз. Розы тогда в Магадане не росли. Розы привезли самолётом. "Кому эти прекрасные розы?" - несколько игриво спрашивает зэк-конферансье у зэчки в чернобурке. И все в зале понимают, что цветы достанутся Александре Романовне - хозяйке вечера. Не могут они никому другому достаться. Не должны. "Они предназначены тому, кто сейчас выйдет на сцену!" - отвечает женская половина конферанса. Все поворачиваются, ерзая шеями в тесных воротниках, к ложе. Раздаются апплодсменты! Александра Романовна встаёт в ложе, ей тридцать два года, она буквальная хозяйка жизни тысяч. Что пронеслось у неё в голове в этот момент? Вспомнила ли она свою родную деревню на Тамбовщине, вспомнила ли она счастливый пароход "Феликс Дзержинский", который выбросил её на берег в 39-м с фанерным чемоданом и жестяной ванной на верёвке через плечо и за спину? Что встало у неё перед глазами? Какое калымское золотое марево?

И тут на сцене, из кулис, появляется певец Вадим Козин, несколько лет по нескромной статье. В галстуке у зэка Козина бриллиантовая заколка. В руках гитара. Букет ложится к его ногам.

Публика в зале смолкает. Вставшие люди не могут сесть. Козин берет первый аккорд.

Александра Романовна идёт красными пятнами. Поднимается её муж, который здесь бог. "Вон со сцены! Пидарас! Кто?! Вон! И все вон! Пидарасы!" Разворачивается и уходит. На ходу бросает: "Этого - на йодирование..." Йодирование - это обработка золотоносной породы парами йода.

И тут происходит паника. Все золотые погоны, ордена, меха и браслеты, все это великолепие кидается к выходу. В абсолютном молчании. Люди молча давят друг друга на выходе. Кого-то топчут. Кого топчут не кричит, а сипит. Вниз по мрамоной леснице! Не до гардероба, скорее отсюда, скорее... Не дай бог, запомнит, не дай бог!

На улице, напомню, приличный минус. И как бы дополнили зэки-конферанье, хозяева жизни. Перед остывающим комком полубогов проходит бесконечная колонна пленных японцев, возвращающихся в свои бараки. Японцы в Магадане ходили на работу и с работы строем, в ногу, без конвоя.

Надо сказать, что на йодирование Вадим Козин, по счастью, не попал. Как я сказал вначале, Александра Романовна Гридасова любила петь романсы. Козина она спрятала до поры. В 1948 году из Магадана уехала. А Козин, до самой смерти в 1994 году, из Магадана не уехал. Не хотел, говорят, уезжать. Регулярно присылал моей бабушке поздравительные открытки - к Новому году, к 8 марта, к 7 ноября.





Спасибо[livejournal.com profile] greenbat за "наводку"!
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

April 2017

S M T W T F S
      1
234 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 10:26 pm
Powered by Dreamwidth Studios